«Лекарство» для балерины

Интервью с ведущей солисткой балета Бурятского государственного академического театра оперы и балета им. Г.Ц. Цыдынжапова Вероникой Мироновой
Надежда Гончикова
4911

7 февраля «Жизель» вновь собрала аншлаг, нескончаемые аплодисменты, крики «Браво!» сопровождали спектакль с самой первой минуты. Одухотворённо, с полной отдачей танцевал кордебалет. Живые образы своих героев создали  Владимир Кожевников (Ганс) и Светлана Шмыгина (Берта, мать Жизели). Зрелым мастерством покорил зрителей Михаил Овчаров. Как всегда, свою неповторимую индивидуальность раскрыла ведущая солистка балета Баярма Цыбикова, создав властный и вместе с тем изысканный образ Мирты. 

Неизменно вызывал восхищение каждый выход Морихиро Иваты в роли графа Альберта. Элегантность, блистательное владение техникой, безупречная актёрская игра отличают его манеру исполнения. И этот актёрский талант художественного руководителя балетной труппы Бурятского академического театра оперы и балета им. Г.Ц.Цыдынжапова, уже не раз выступавшего в спектаклях в качестве премьера, счастливо передаётся всем артистам на сцене. А это значит, что атмосфера спектакля создана уже задолго до открытия занавеса, и каждый образ переживается артистами по-настоящему.

О том, что чувствует артист балета, когда готовится к спектаклю и когда танцует в нём, рассказала ведущая солистка балета народная артистка Бурятии Вероника Миронова, прекрасно исполнившая главную партию.

- В эмоциональном плане «Жизель» очень сложный балет. Танцую эту партию на протяжении многих лет, но каждый раз нужно что-то добавлять, что-то искать и находить. Ведь меняется время, и меняемся мы, наше отношение, потому стараюсь вкладывать в образ что-то новое. Даже первый акт очень сложен в этом плане. Хотя в сцене сумасшествия нет технических сложностей, но она насыщена эмоциями, отчего даже на репетициях просто жутко устаёшь. А когда репетируешь технические вещи без мизансцен, такой вымотанности уже не бывает.

Говоря о прошедшем спектакле, Вероника Миронова назвала публику замечательной. Зрители были всех возрастов, много молодёжи, но, наверное, больше было, всё-таки, ,тех, кто видел в «Жизели» разные поколения артистов, мог сравнивать их. На сцене Бурятского театра балет исполняют ровно 60 лет.

- У вас, Вероника, были разные партнёры в этом балете. Кто был самым первым?

- Да, у меня в «Жизели» было самое большее количество партнёров. Первым из них был Менгилен Сат, мы с ним танцевали в 1998 году. (Ныне лауреат Всероссийского конкурса им. А.Я. Вагановой Менгилен Биче-оолович  Сат работает балетмейстером-постановщиком Тувинского государственного ансамбля песни и танца «Саяны» - авт.). Я рада, что этот человек повлиял на мою творческую жизнь. Он был небольшого роста, буквально взял меня: «Давай это станцуем». Я согласилась. Ведь нас в училище морально готовили к тому, что в театр мы придём не звёздами, а, как положено, снизу наверх будем подниматься по лестнице сами. Мой педагог Анна Афанасьевна Кузнецова говорила: «Придёте в театр, начнёте с самого низа, будете стоять в кордебалете, и по мере того, как проявите себя, будете или не будете подниматься». Так и сложилось. Я и не надеялась сразу танцевать соло, а Менгилен стал меня подтягивать, даже многому учил меня. Был старше на два года, причём в младших классах тоже учился у Анны Афанасьевны. Тогда, в 1992-м, в год выпуска,  я танцевала в кордебалете в «Лике богини», «Владыке джунглей». В «Авось» уже солировала, в 93-м в «Соборе парижской богоматери», «Анне на шее», «Короле вальса», всё это постановки Олега Игнатьева. Спасибо Бакалину Николаевичу Васильеву, порекомендовавшему меня на главную партию в «Дон Кихоте» в 1995 году, когда заболела ведущая танцовщица. Мы танцевали в этом балете с Менгиленом.

Возвращаясь к прошедшему спектаклю, Вероника вспоминает, как вводила в «Жизель», будучи уже ведущей солисткой, другого своего партнёра, Баира Жамбалова.

- Также с супругом Булытом Раднаевым танцую эту партию. Два года назад, когда Мори-сан приехал, он сказал: «Я хочу танцевать «Жизель» с вашей солисткой» и показал на меня.

- Да, в 70-80-е годы был больше драмбалет, но при этом техника уже соответствовала нынешнему уровню, - продолжает Вероника. - И сегодня надо, чтобы драматическая сторона спектакля не терялась. Как верно говорит Мори-сан, иначе это не спектакль. Текст хореографии в принципе одинаков в постановках. Смысл и сюжет один. Другое дело, что каждый артист привносит своё. То есть кто-то играет влюблённого Альберта, а кто-то графа, подошедшего к деревенской девушке ради забавы, и во втором акте просит раскаяния. Но со сколькими Альбертами я ни работаю, никто не хочет играть Альберта-злодея. Все хотят искренне любить Жизель и искренне молить потом прощения.

- Недавно Вы станцевали Одетту-Одиллию в «Лебедином», знаю, что сбылась ваша давняя мечта.

- И даже станцевав, эта партия остаётся мечтой, потому что для балерины «Лебединое»

- это лекарство. Пока репетируешь, работаешь над партией, ты всё время на пуантах. Музыка Чайковского – это, наверное, самое лучшее, что есть в мире. Либретто и постановка – тоже шедевр. И когда это всё танцуешь, душа поёт. А Булыт танцует Зигфрида уже десять лет.

Сегодня, по мнению Вероники Мироновой, на сцене живые люди с живыми отношениями. И с этим трудно не согласиться.

- Всё, что происходит в спектакле, должно быть естественно. А это вбивается очень долгими и долгими репетициями.

Вероника Миронова танцует весь классический репертуар. Репетирует с Татьяной Михайловной Муруевой, народной артисткой Бурятии. Очень рада, что труппу постоянно поддерживает министр культуры республики Тимур Гомбожапович Цыбиков, приходит в театр, смотрит спектакли.

- У нас очень дружный коллектив, мы помогаем друг другу. Этим и ценен наш балет. Правда, жаль, что у нас сегодня нет больших привлекательных афиш ведущих солистов, как в своё время у Екатерины Самбуевой и у Юрия Муруева. Только общие театральные.

О личной жизни

- Жили мы в Иркутске. Мама, Штапова Зинаида Епифановна, работала завмагом в торговле, папа, Штапов Владимир Ильич, хотя и работал шофёром на заводе, был творческим человеком. Приходил после работы домой и доставал свой баян, играл и пел. Сам подбирал, а я танцевала, надев на себя мамины юбки. Первым моим танцем была «Цыганочка».

- А началось отцовское увлечение в детстве, когда они переехали в город из деревни, жили в филармонии под сценой. Дедушка мой отапливал котельные. Потом уже выделили им жильё. Семья была немаленькая. Тётя у меня тоже музыкант, живёт в Иркутской области, сочиняет песни. Я была подвижной, занималась гимнастикой, занимала места в турнирах. Родители узнали, что здесь есть балетная школа, и когда мне исполнилось девять лет, тётя привезла меня сюда. Меня приняли в подготовительный класс.

- У меня двое детей. Старшая учится в Новосибирском государственном университете на четвёртом курсе физико-математического факультета. Младшей шесть лет, ходит в детский сад. Уже видна её творческая натура: ни на секунду не расстаётся с листочками, фломастером, постоянно рисует, дома надевает пуанты и танцует. Когда была поменьше, отбирала в театре пуанты у девочек, заставляла надеть на неё и танцевала. Моя коллега подарила ей маленькие пуанты, и она до сих пор ходит в них дома.

- У нас в балете несколько балетных пар. Хотя некоторые и говорят, что как можно и дома вместе, и на работе, но на самом деле лучше понимаешь друг друга, видишь как он работал сегодня, насколько он устал. И не задаёшь лишних вопросов.

 



Читайте также