Страдания юного Аюша Булчун

Студент и молодой артист балета отличился каскадом побед на международных хореографических конкурсах
Беседовал Бато Багдаев
413

Выкрасть немного времени для интервью у студента Бурятского хораографического колледжа имени Сахьяновой и Абашеева Аюша Булчуна удалось только поздно вечером. Сильно загружен уроками, репетициями и ролями в спектаклях в театре. В тихо отходящем ко сну общежитии колледжа воспитатели говорят, что своих воспитанников теперь видят только по вечерам: стараниями директора учебного заведения Владимира Кожевникова дети заняты в театральных постановках.

Аюш Булчун обратил на себя внимание двумя подряд победами: стал лауреатом международных хореографических конкурсов "Русский балет" в Москве и "Арабеск" в Перми. Но вспомнилось, что ещё в прошлом году тогдашний худрук колледжа Людмила Мергенева на вопрос "Почему решили восстановить детский балет "Чипполино"?" ответила, что появился мальчик для главной роли - Аюш Булчун. И вот ожидаемый результат - Аюш Булчун выстрелил, причём неоднократно, как говорил Чехов, если в первом акте в пьесе на стене висит ружье, во втором - оно должно выстрелить.

Мой интервьюер оказался юным человеком 17 лет с подростковой угловатостью во взгляде, но осмысленным мировоззрением артиста и человека в голове. Его рефлексия о своей судьбе и доле артиста заняла целый час разговора. И мне показалось после беседы, что жизнь Аюша Булчуна сложится не совсем, как у юного героя в гетевском "Страданиях юного Вертера", но гораздо вдумчивее и удачнее.



- Какое место отдаёшь в своём успехе педагогу Юрию Муруеву? - спрашиваю у студента.

- Большая часть моей победы - это заслуга Юрия Фроловича, который ежедневно отдавал мне все свои силы и энергию. Без него бы я не достиг такого результата. Общая победа и путь к нему нас еще больше сблизили. Хотя за 5 лет учёбы мы хорошо друг друга изучили и узнали, но на уроках равный упор делается на всех воспитанников. Совсем другое дело - индивидуальные репетиции и общение.

- А в чем роль педагога, нужно ли, чтобы он вместе с воспитанником ездил на конкурсы, ведь он не может тебя научить лучше прыгать и сгибаться?

 - Я не согласен, со своим педагогом ты как под крылом, он настраивает тебя на энергетической уровне, с ним чувствуешь себя на конкурсе намного спокойнее и увереннее. Ведь педагог - не просто человек, обучающий балету, это наставник, близкий человек, дающий вовремя нужные советы и настрой. Я сам по натуре человек, эмоциональный, а Юрий Фроловича научил меня сдерживаться, откидывать ненужные мысли и переживания, настраиваться на победу. 

- Волновался?

- Конечно, ты же на новом месте, в незнакомом окружении, выступаешь перед жюри из минимум 6 человек: они тебя не знают, ты их тоже не знаешь. В Москве к тому же мне пришлось выступать на покатом полу Новой сцены Большого театра, и на огромной сцене, большое пространство которого тебя поначалу сильно пугает. Тут в родном то театре каждый раз волнуешься на сцене, хотя вроде выходишь на неё десятки раз. 

В Перми почувствовал себя намного уже спокойнее. Я понял, что опыт участия в таких творческих соревнованиях вырабатывает и закаляет характер настоящего артиста.

- Что помогло тебе преодолеть волнение и нервозность?

- Бесконечные репетиции, когда добиваешься автоматизма и отточенности движений, чтобы на сцене включить уже свое творческое воображение. Работаешь в два-три раза больше, это как на тренировках в спорте.  Тебе в итоге дают право только на один выстрел: на сцену выходишь один раз, и  должен показать все на что способен, чётко все разложить по полочкам. 


Жюри я представил отрывки из спектаклей "Коппелия" и "Пахита". Нервозность сильно отражается на дыхании конкурсантов, но в результате мне удалось побороть стресс и волнение, и выровнять физиологию, что считаю, в том числе, и было высоко оценено жюри.

- Твой наставник Юрий Муруев - народный артист России, сам человек  неоднократно побеждавший на высоких конкурсах и фестивалях, обрадовался твоим победам?

 - Юрий Фролович - человек очень скромный и сдержанный, но по его лицу и настроению, и тому, как он стал намного открытее, было видно, что сильно радуется. Муруева не каждый человек поймёт, у него своя специфика, свой юмор и привычки. У него выпустился мой земляк Субедей Дангыт, я тоже мечтал обучаться у Муруева. И я был счастлив, когда попал в старших курсах в его класс.

 - И чему главному тебя научил Юрий Муруев?

- Таинству вдохновения. Он великий артист балета, я живо представляю какой он был шикарный танцор. И это не только огромные огромные шаги и подьемы, головокружительное вращение и круги, а умение вдохновить зрителей и проникнуться самому исполняемой ролью. Создать глубокий образ, рассказывающий свою историю со сцены. 

Мой наставник научил меня понимать себя как артиста и желать делиться своим талантом с миром. Но этот путь, мне кажется, самый трудный, мне ещё только предстоит в жизни пройти, когда я получу свои сольные партии.



- Когда ты почувствовал, что станешь артистом?

- Я определился два года назад. До этого моим идеалом была синяя полицейская форма с красными строчками. После начальной школы я не смог поступить в Кадетскую школу в Кызыле - не хватило баллов, и мама предложила поехать по набору в Улан-Удэ учиться в хореографическом колледже. До этого я занимался спортивными танцами в ДШИ. А из нашего села Самагалтай Тес-Хемского района Тывы здесь учились Субедей Дангыт и много других детей.

- Что было самым трудным за годы учёбы?

- Первые годы, ведь я не знал ни балет, ни русского языка: первые три класса в Тыве обучают на тувинском языке. Помню, как оказался впервые в Улан-Удэ: какое-то здание, какие-то люди, не совсем понятная речь. Было очень трудно адаптироваться. Вначале я в классе был изгоем, ни с кем не общался до 3/7 класса. Помогли земляки в общежитии, с которыми разговаривал на родном языке, через них я и вышел в окружающий мир. Спасибо моим друзьям Алаш Балдану, Чингису Монгуш, Дуза Сагирову, что вовремя поддержали меня и протянули братскую руку.

Очень радуюсь, когда приезжают учиться новые дети из родной республики, через них чувствую теплоту родной земли. Всегда интересуюсь, как у них дела, чем помочь или поддержать. Но сегодняшним новичкам намного легче, они больше сидят в телефонах, лучше знают русский язык, даже появились те, кто не владеет тувинским языком (смеется).

- Вдалеке от дома, как удаётся общаться с семьёй?

 - Мама постоянно на связи. Правда иногда я сильно занят, прихожу поздно, устаёшь и засыпаешь, и не всегда удаётся поговорить. Но мама гордится моими успехами, ей важно, что сын выступает уже на сцене. Я чувствую, что ответственен не только за себя, но и за маму. 

Мой младший брат Айрат, ему 12 лет, не совсем конечно меня понимает. У него другие идеалы: занимается национальной борьбой, здоровый такой. У нас в Кызыле с балетом плохо, могут посмеяться: мальчики в колготках. Но за эти два года благодаря успеху тувинских артистов балета начали узнавать, что такое балет.

 

- У тебя за спиной уже 7 лет учебы, теперь ты на новой ступени, студент, старшеклассник, чувствуешь, что ты изменился за эти годы?

- В младших классах для нас старшеклассники были уважаемые, статусные люди, на которых надо равняться. Мы искренне считали, что эти дяденьки могут все, и мечтали, что придёт время и мы покажем кто мы такие. Теперь, когда иду по коридору колледжа и на меня смотрят младшие, думаю: "А что такого изменилось, ведь я остался таким же?". Оказывается про старшаков мы сами в своих головах напридумывали, и боготворили их в своих глазах. А сейчас понимаешь: каким ты был, таким остался.

- Что даёт студенту работа в театре?

 - Увидеть настоящую жизнь артиста, ощутить свою профессию в себе, проверить себя в балете. Меня удивило, что многие артисты не желают, чтобы их дети пошли по их стопам, через лишения и изматывающий труд. 

Вот и Юрий Фролович рассказывал, что они с Татьяной Михайловной, тоже моим учителем, были против, чтобы их сын пошёл в балет. Но его увидели в театре и увезли учиться в Санкт-Петербург. 

И я тоже буду против, чтобы в будущем мой сын пошёл учиться балету, с меня хватит (смеется). А если серьёзно, не устраивает отсутствие стабильности и травмоопасность профессии. Ведь никто не гарантирован, что завтра пойдёт и не подвернёт ногу.
- Чувствуешь силы закончить обучение, ведь в будущем году ты выпускник?

- Тяжеловато, но что делать, сдаться на финишной прямой? И мне кажется, что дальше будет ещё тяжелее. Не строю далёких планов, только на 10 лет. Хотел бы уехать работать в большой театральный город, но не в Москву, конечно. Столичная сцена - это же как пик жизненной карьеры. Говоря о новых трудностях я имею ввиду, что в балете ценится модельная внешность, высокий рост, европейское лицо, и мне придётся работать в два-три раза больше, чтобы доказать свою профсостоятельность. А в Азию, в Китай или Японию не хочу, не люблю скученность и шум, мне нравится свобода.

- Спасибо за интервью, желаю тебе большой театральной дороги.



Читайте также