Эпическая сила. О премьере оперы Баира Дондокова «Эреэхэн» в Улан-Удэ

В Бурятском государственном академическом театре оперы и балета имени Г.Ц. Цыдынжапова 21 и 22 ноября 2023 состоялась премьера национальной оперы «Эреэхэн» композитора Баира Дондокова
Екатерина Романова, Павел Райгородский, Андрей Устинов
387

Спектакль поставлен в рамках празднования 100-летия Республики Бурятия.

Далекие близкие

Для того, чтобы понять и оценить современную национальную оперу, нужно досконально и профессионально знать все, что связано с историей, культурой народа.

Необходимо погрузиться в музыкальный лексикон: и национальный, и «постнациональный», и в то, как соединяются в партитуре оперы общеевропейские и национальные элементы музыкального языка. В случае с бурятами — это горловое пение, буддийские песнопения, звуки в дацанах, пентатоника и ее развитие в академической и современной музыке, вокальные особенности языка, национальные инструменты: морин хуур, лимбэ, бэшхүүр… Изучить инструментальную, вокальную специфику национальной музыки. Быть погруженным в них.

Знать традиции. Например, у русских принято «посидеть на дорожку», положить кусочек черного хлеба на рюмку с водкой на поминках. У бурят — свои праздники, верования, обряды.

Необходимо знание коллективной памяти нации — эпоса, преданий, которые живут в народе испокон веков и передаются из поколения в поколение.

Буряты

Буряты (самоназвание — буряад зон, буряадууд) — монгольский народ, говорящий на бурятском языке; исторически сформировавшийся в районе озера Байкал и объединенный общей культурой и историей. Примерная численность бурят в мире в настоящее время оценивается различными источниками от 550 тысяч до 690 тысяч человек.

История бурят — это история небольшого народа, всегда находившегося между крупными завоевателями: Россией, Китаем и Монголией. Культура Бурятии представляет собой соединение культур народов Азии и Европы. Огромный пласт культуры принадлежит буддизму и буддийской традиции, принесенной в Бурятию из Тибета и Монголии. Буддийские храмы дацаны были центрами просвещения: на их основе развивалось образование, письменность, книгопечатание. Наряду с буддизмом в современной Бурятии исповедуется шаманизм, православие и старообрядчество.

В России, согласно переписи 2021, живет 464 369 бурят:
— в Республике Бурятия 299 589,
— в Иркутской области 74 746,
— в Забайкальском крае 65 590.

В Москве проживало 2842 чел.
— В Китае: 92 803 (данные на 2010),
—  в Монголии: 43 661 (данные на 2020)
—  в Казахстане: 500 (2023)
—  в Латвии: 33 (2023)
—  в Польше: 1 (2023)

Расстояние от Москвы до Улан-Удэ — 4419 км по прямой и 5612 км по трассе. Авиаперелет занимает около 6 часов.

Национальный оперный театр

Национальный оперный театр и национальная опера — феномен советской эпохи и советской культуры ХХ века, традиции которого сохраняются в наши дни.

Театр — как драматический, так и оперный и балетный — во все времена был одним из знаков власти правителей: императоров, королей, царей, великих князей, президентов, генеральных секретарей и пр. Посещение театрального, оперного или балетного спектакля в массивном, роскошном здании — особый ритуал. А иметь фактически собственный театр — признак могущества и престижа, один из символов власти. Признак империи и имперского мышления.

Неудивительно, что в СССР, в период «культурной революции» 30-х годов и в последующие десятилетия большое внимание уделялось, во-первых, строительству театров оперы и балета – как правило, зданий в духе «сталинского ампира»; во-вторых, созданию национальной оперы: этот процесс шел одновременно и параллельно с формированием новых национальных композиторских школ.

Старейшие оперные театры в национальных республиках России — Татарский в Казани, Башкирский в Уфе, Бурятский в Улан-Удэ. Все они были созданы в конце 1930-х годов.

Музыкально-драматический театр в Улан-Удэ, столице Бурят-Монгольской АССР, основан в конце 1939. 20 декабря 1939 Президиум ЦИК Бурят-Монгольской АССР издал постановление о реорганизации национального драматического театра в музыкально-драматический. Этот день считается днем рождения оперного театра республики, хотя официально Бурятский музыкально-драматический театр был реорганизован в театр оперы и балета в 1948.

Как и в других национальных республиках, путь к бурятской опере лежал через переходный жанр музыкальной драмы. В Бурятии первым произведением такого рода стала музыкальная драма «Баир» Павла Берлинского (1900–1976, дядя виолончелиста Валентина Берлинского), поставленная в 1938. 20 октября 1940 в Москве открылась I Декада бурят-монгольского искусства показом первой бурятской национальной оперы «Энхэ-Булат батор» Маркиана Фролова (1892–1944) — еще одного, наряду с П. Берлинским, основоположника профессиональной бурятской музыки.

В 1972 создан Северо-Осетинский театр оперы и балета (также на основе музыкально-драматического театра), с 2017 — филиал Мариинского театра.

В основном же ныне оперные театры в национальных республиках РСФСР / России прошли один и тот же путь. В годы СССР в Удмуртии (Ижевск), Чувашии (Чебоксары), Якутии (Якутии), Республиках Коми (Сыктывкар) и Марий Эл (Йошкар-Ола) (в этот список можно включить и музыкальный театр Карелии в Петрозаводске), на основе драматических театров были созданы музыкальные либо музыкально-драматические театры, которые в начале 1990-х или несколько позже были реорганизованы в театры оперы и балета. (Хотя не везде они оправдывают свой новый статус, кое-где оставаясь, по существу, театром музыкальной комедии, с небольшими «вкраплениями» оперно-балетного репертуара).

Бурятский театр оперы и балета

Национальная опера

Параллельно шел не менее важный процесс: формирование в республиках национальных композиторских школ, профессиональной академической музыкальной культуры, учебных заведений, национального репертуара. Все это создавали либо местные композиторы, зачинатели национальных композиторских школ (Назиб Жиганов в Татарстане, Маслим Валеев в Башкортостане, Баудоржи Ямпилов в Бурятии, Эрик Сапаев в Марийской АССР, Герман Корепанов в Удмуртии, Федор Васильев в Чувашии, Марк Жирков в Якутии), либо музыканты из Москвы, Ленинграда, Свердловска, Горького и других музыкальных центров СССР. В Советском Союзе в первой половине ХХ века широко распространилась практика творческих командировок и своеобразного шефства известных столичных музыкантов над коллегами из республик. Например, первая якутская опера-олонхо «Ньургун Боотур» совместно создана Марком Жирковым и профессором Московской консерватории Генрихом Литинским. Московские композиторы Владимир Власов и Владимир Фере были командированы в Киргизию и вместе с местным композитором Абдыласом Малдыбаевым создали первые киргизские оперы. Профессор Свердловской консерватории Маркиан Фролов «поднимал» бурятскую композиторскую школу, у него учился первый профессиональный бурятский композитор Баудоржи Ямпилов. В Азербайджане в 20-е годы работал Рейнгольд Глиэр, в Узбекистане в 30-е – Сергей Василенко.

Пример другого рода — работа Мечислава Вайнберга и его коллеги Алексея Клумова во время войны в Ташкенте, где музыканты, эвакуировавшиеся из Минска, приняли участие в создании национальной оперы «Меч Узбекистана» вместе с четырьмя местными музыкантами.

Эти процессы длились в основном до 1950-х годов. К тому времени свершилась культурная революция. Состоялось становление композиторских школ, профессиональной музыкальной культуры в национальных республиках. И развитие национальной оперы (как и балета) шло в русле русских, европейских традиций и тенденций соцреализма.

В СССР всячески поддерживались и поощрялись национальные кадры в культуре. Многих — в том числе и композиторов — отмечали высшими наградами СССР: званием народного артиста, звездой Героя соцтруда, Госпремиями, избирали депутатами Верховного Совета…

Эта эпоха ушла в прошлое. И уже не так актуально продолжение традиций тех времен, с опорой на национальный эпос и музыкальные средства выразительности.  Один из немногих примеров — опера Владимира Кобекина «Кудангса Великий» на основе якутского эпоса «Олонхо» (2007). И вот теперь список пополнила «Эреэхэн» Баира Дондокова.

Бурятское посольство

События оперы «Эреэхэн» происходят осенью и весной 1702–1703 на территории современной Республики Бурятия и в Москве. В основе сюжета — пьеса «Ехэ Удаган Абжаа» («Госпожа великая шаманка») бурятского писателя, ученого и общественного деятеля Базара Барадийна, повествующая о походе делегации бурятских родов к царю Петру I в Москву.

Герои оперы — руководитель делегации зайсан Бадан Туракин и верховный шаман Нагарай увлечены идеей объединения и процветания бурятского народа. Духовной опорой делегации становится юная Эреэхэн — главная героиня оперы.

Фото Егор Бельских / Бурятский театр оперы и балета

Предыстория похода

Во второй половине XVII века территории от восточных притоков Енисея до Даурии, где жили буряты, были присоединены к Русскому государству. Самым крупным бурятским племенем в Забайкалье были хори, жившие в восточной части современной Бурятии и на западе Забайкальского края. В 1680-х отношения между бурятами и царскими чиновниками местной администрации резко обострились. Одна из причин конфликта лежала в экономической сфере. Бурятские семьи платили ясак (налог) пушниной, а часть скотом, однако не всегда платеж осуществлялся вовремя.

Летописец бурят, глава рода саган, шуленга Вандан Юмсунов (1823–1883) писал: «В те времена, в случае, если во время сбора ясака у нас не было денег и пушнины, ближайшие к Селенге русские казаки, имевшие общие с нами места обитания, и крестьяне брали сыновей и дочерей хоринского народа в заложники и причиняли им всяческие страдания. Вследствие таких горестей обнаружилось совершенно невозможное положение».

Другой причиной недовольства было заселение родовых земель хоринских бурят русскими казаками и переселенцами, что тоже приводило к конфликтам.

Третьей причиной стали частые набеги маньчжурских и монгольских вооруженных отрядов, угонявших скот.

Представители бурятских родов обращались с жалобами в Нерчинское и Иркутское воеводства, в канцелярию Сибирского приказа в Тобольске, однако это ни к чему не привело. Тогда было созвано всеобщее собрание — суглан всех 11 хоринских родов, на котором по предложению одного из старейшин, зайсана рода харгана Дасха Бодороева, было принято решение направить делегацию к Сагаан-хану («Белому царю» – так буряты называли русского государя). Целью делегации было донести до Петра I проблемы и чаяния хоринских бурят.

Поход в Москву

Делегация, составленная из представителей всех 11 родов хори-бурят в количестве 52 человек, отправилась к царю осенью 1702. Главами были назначены зайсан рода галзут Бадан Туракин и зайсан рода харгана Дасха Бодороев. В качестве духовной покровительницы в состав делегации вошла главная шаманка-удаган рода хуацай 23-летняя Эреэхэн. Все рода снабдили делегацию лошадьми, провиантом, ценным мехом, серебром, золотом. Все были вооружены саблями, луками, некоторые имели ружья и пистолеты.

В составе делегации были русские толмач и лекарь.

По правилам делопроизводства того времени была составлена челобитная.

Осенью 1702 посланники хоринских бурят, совершив традиционные молебны и ритуальные жертвоприношения, двинулись в путь. Цель делегации должна была оставаться тайной, поэтому путники по ночам обходили стороной казачьи заставы. Останавливались на отдых в бурятских улусах Приангарья, где также умалчивали о своих планах.

Поход пролегал через горно-таежные местности Восточной Сибири, равнины Западной Сибири, горы Урала — по бездорожью, сквозь дожди, снега и морозы. Особую сложность представляли великие сибирские реки: иногда приходилось преодолевать их вплавь. Были столкновения с разбойниками, конокрадами, беглыми каторжниками.

Подобные путешествия в те времена действительно предпринимались и были трудоемким делом. Как отмечает Н.Я. Эйдельман в книге «Грань веков», весть о назначении нового царя до Якутска шла 8 месяцев. Можно представить, насколько сложным было путешествие большой делегации с табуном запасных лошадей и припасами.

Наконец, в начале февраля 1703 делегация въехала в Москву. Буряты с трудом устроились в Китай-городе, но еще больше трудностей пришлось преодолеть, добиваясь приема у царских сановников. Помог им Федор Алексеевич Головин, в 1689 заключивший в Даурии Нерчинский договор между Русским царством и Империей Цин и знавший, как обстоят дела в этой местности.

Фото Егор Бельских / Бурятский театр оперы и балета

Прием у Петра

Царь принял делегацию 25 февраля 1703. Бадан Туракин и Эреэхэн-удаган преподнесли царю соболью шубу и золотые слитки, угостили Петра тарасуном (молочным вином). После этого главы делегации поведали о своих проблемах. Царь велел подготовить Грамоту-указ, который был подписан им 22 марта 1703. Согласно Указу, за хори-бурятами закреплялось право на владение землей и родовыми кочевьями по Селенге, Оне, Уде, Худану, Тугную, Курбе, Хилку, т.е. территориями вплоть до границ Монголии. Хоринские рода были выведены из подчинения Итанцинского острога и переданы в ведение Еравнинскому острогу. Казачьи и переселенческие заимки были переведены с правого берега реки Селенги на левый. Военным были даны указания пресекать вторжения монгольских и маньчжурских отрядов на бурятские земли. Указом строго запрещались насильственные действия со стороны воевод и казаков к «ясашным людям». Прибывшая из Москвы царская комиссия провела расследование злоупотреблений местных чиновников по отношению к бурятам. Некоторые чиновники были сняты со своих должностей.

Это был значимый юридический документ, вошедший в Полное собрание законов Российской империи (Свод законов) 1842 года, хранящийся ныне в Российском государственном архиве древних актов.

Поездка делегации 11 хоринских родов — важное событие в истории Бурятии. Результатом его стало облегчение жизни бурят, возврат родовых земель, юридическая защита от притеснений со стороны чиновников, прекращение набегов монголов и маньчжуров. Спокойнее стала внутренняя обстановка в Восточной Сибири, в частности в Даурии.

Через три месяца после визита бурят, в мае 1703, Петр основал Санкт-Петербург.

Сюжет о походе бурятской делегации к Петру по-прежнему актуален. Существуют разные его трактовки: от мифологизированных до достоверно исторических.

Сегодня в Бурятии живут потомки Эреэхэн, о которых известно благодаря книгам родов. Композитор Баир Дондоков держал в руках ее чашку, а на премьеру приехала дальняя (через несколько поколений) родственница Эреэхэн.

Читайте также